Мнение

Трави или выживай – почему буллинг стал частью нас

04.11.20205 мин295

Придает ли наш менталитет новые оттенки буллингу? Почему наше патриархальное мышление дает почву для травли на всех уровнях? И когда мы перестанем быть толерантным к насилию?

Елдар Жургенов

Практикующий психолог, психотерапевт (США). Много лет работал с детьми-сиротами и детьми без родительского попечения в программах «Ребенок должен жить в семье» и «Наставники».

Круговорот травли и насилия

Наше общество очень неоднородно в социальном плане. Национальности, религиозные взгляды, материальное и социальное положение – эти разделения часто провоцируют людей на агрессию друг к другу. А побеждает в этой борьбе тот, кто имеет доступ к власти или воспринимается обществом как имеющий власть. 

По-научному это называется «ранкизм» – оскорбления, дискриминация или эксплуатация по отношению к людям, которые занимают более низкий ранг в иерархии. То есть в буллинге играет большую роль неравенство сил и отличия жертвы от группы. 

И проявляется это почти во всех возрастных и социальных группах: в школах со стороны «старшаков» и более популярных детей, а иногда и учителей, в армии в виде «дедовщины», кибербуллинг от незнакомцев в интернете, на работе со стороны начальства или коллег. 

И даже в наших семьях распространен буллинг со стороны родителей или старших братьев-сестер и старших родственников. Например, если ребенок хочет поступить на специальность, которая не нравится домочадцам, или, в более зрелом возрасте, вступить в брак не с тем человеком – они могут устроить ему настоящий психологический террор. А сколько мы знаем случаев, когда молодые женщины подвергаются агрессии со стороны семьи мужа?

Конечно, не любое вмешательство в жизнь других можно считать буллингом. Буллинг – это повторяющееся агрессивное поведение, направленное на причинение физического, умственного или эмоционального вреда другому человеку. Травля характеризуется тремя критериями:

  • Враждебные намерения агрессора
  • Неравенство сил у сторон
  • Повторяемость насилия

Буллинг часто принимает формы групповой травли – «моббинга». Это тоже характерно для традиционного общества, где есть «свои» и «чужие», и эти различия сопровождаются сильной разницей во власти.

Все страдают из-за патриархата

Еще одна особенность нашего общества – это патриархальное мышление. Для него характерно строгое разделение на гендерные роли. А это тоже может привести к буллингу.

Какие качества мы культивируем у наших мальчиков?

Проявление агрессии, запрет на проявление чувств и эмпатии как признаков слабости, нормализация неравенства и конкуренции. Мотиваторами поведения для них становятся стыд и вина («не будь неженкой», «что ты ноешь как девчонка», «длинные волосы – фу, не по-пацански»). А отход от строго очерченных «мужских» черт считается проявлением женственности, что чаще всего влечет остракизм и наказание. Вспомните, как легко «зашквариться» или прослыть геем по «блатным» и «районным» понятиям. Это может быть любое действие, проявленное с недостаточной агрессией.

Понятие «альфа-самца» появилось именно в патриархальном обществе. Интересно, что такие вещи оправдываются их «естественностью» и тем, что такое поведение якобы царит в животном мире. Хотя современные исследования показывают ошибочность этого мнения. Ученые все чаще замечают, что в стаях животных, где раньше считалось, что альфа-самцы захватывают власть через агрессию и доминирование, они проявляют и эмпатию, заботу и взаимопомощь. 

Поэтому не стоит возводить силу в культ и жить по законам джунглей в обществе. 

Апогеем такого «мужского» поведения у нас стал случай с мальчиком в селе Абай. И крайнее ее выражение – групповое сексуальное насилие. Если копнуть глубже, мы увидим, что этому преступлению предшествовала обыкновенная травля. 

А что могло толкнуть в общем-то обыкновенных подростков на такие поступки?

Агрессор обычно проявляет насилие ради компенсации собственной беспомощности, неадекватности и страха, подавленной агрессий. Во многих ситуациях насильники часто сами были или являются жертвами насилия. Не стоит забывать, что в нашем патриархальном обществе секс часто рассматривается как инструмент контроля и власти. А принуждение к сексу – это одновременно поощрение чувства собственной власти и унижение жертвы.

И такое поведение переходит у нас во взрослую жизнь. Уже в мужских коллективах поощряется конкуренция, доминирование, проявление силы. Это видно в обрядах «посвящения» или «прописывания» новеньких в коллектив, которые часто принимают форму физического или эмоционального насилия. А его ценность и уважение к нему зависит от способности выдержать прессинг, дать отпор. Примечательно, что в будущем этот «новенький» сам будет воспроизводить такую же модель.

Вот так работает круговорот травли и насилия.

А что же с женщинами? Им, возможно, еще сложнее жить в патриархальном обществе. От женщин у нас ожидается склонность к хитрости, интригам, лицемерию. Вспомните стереотипы о женских коллективах. С другой стороны, от них ждут покорности и полный отказ от силы, агрессии. Поэтому женщины очень уязвимы к насилию и буллингу, так как им уготована роль жертвы, которая заведомо слаба и не обладает властью или правом выбора. Но при этом, парадоксально, будет нести ответственность за проявленное к ним же насилие. 

А накопившуюся злость и агрессию общество учит их выплескивать на других женщин. Взять те же насильственные отношения «свекровь-сноха», когда старшая женщина превращает жизнь молодой в ад. И вспомните хотя бы недавний случай в Актюбинской области, когда девочки избили свою одноклассницу и записали это на камеру. Таких инцидентов у нас немало.

А разве у других не так?

Конечно, буллинг есть во всех странах и обществах, но он принимает уникальные черты в зависимости от местной культуры. Например, в США распространен буллинг в спорте. И результаты исследования среди подростковых футбольных команд показали, что самым сильным фактором травли становится одобрение влиятельной мужской фигуры в жизни игрока – капитана команды или тренера. А причина, вероятно, в сильной конкуренции внутри команды, желании победить любой ценой.

А какие особенности травли есть у нас?

В современном казахстанском обществе очень много элементов, оставшихся от советских времен. Это не хорошо и не плохо само по себе, просто означает, что формы буллинга остались теми же, что и в советские годы. Например, очень сильная дедовщина в армии. Вспомните все страшные истории в СМИ, рассказы отслуживших о зверских «играх» и «ритуалах» посвящения, поведении «духов» по отношению к новобранцам.

Это все присутствует и в западных странах, но именно в постсоветских странах дедовщина приняла очень страшный экстремальный вид. Также в нашей культуре сильно влияние тюремной культуры. Дети с детства усваивают «блатные» понятия, с их гипертрофированной жестокостью, и очень строгими и запутанными правилами и иерархией. Дети стараются подражать им, часто доводя до абсурда. Это особенно было заметно в 90-х с ростом преступности. Тогда все города делились на «районы» и уличные правила имели большое значение. Буллинг проявлялся по отношению к тем, кто не знал, не хотел, не мог или просто не вписывался в эти правила. 

Еще одной чертой нашего общества является «агашкизм», когда давление на других оказывается через влиятельных знакомых и родственников. Хотя опять же, подобное есть везде, ведь это все формы классового неравенства.

Что со всем этим делать?

Практика показывает, что если в обществе у многих людей высокий эмоциональный интеллект, поощряется взаимоподдержка и эмпатия, можно значительно сократить количество всех форм насилия. Такие общества характеризуются наставничеством, защитой сильными слабых, равенством. Значит, нам нужно стремиться к этим изменениям на всех социальных уровнях.

Эффективнее всего это делать с детства, в школе, приучая самых маленьких к сопереживанию, принятию других людей. Учить их ненасильственному решению конфликтов и поддерживать их психо-эмоциональное здоровье.

К сожалению, попытки борьбы с буллингом и насилием часто становятся неэффективными или приводят к негативным последствиям из-за непонимания или недооценивания проблемы. Например, в школах стараются пресечь такие вещи через ужесточение правил, наказания и через попытки вызвать стыд и вину. 

Я очень много слышал о том, как мероприятия по предотвращению сексуального насилия по сути сводились к поучениям девочек (и часто только девочек!) «правильному» поведению и следованию традициям. Мальчикам же в лучшем случае напоминают о том, что нужно быть «мужчинами», а часто вовсе о них забывают. А попытки пресечь буллинг иногда сводятся к тому, что личность жертвы становится известна всем в школе. И это влечет еще больше жестокости к нему. 

Важно понимать, что профилактика всегда намного эффективнее попытки исправить последствия. А наказания и запреты не являются эффективными мерами. Они лишь порождают противодействие и способствуют утрате прозрачности. Только повышение эмоционального интеллекта, психологическая грамотность могут помочь нам решить проблему. 

И начинать эту работу нужно вовсе не с детей.

Дети обладают природной способностью понимать чувства и проявлять эмпатию, но общество быстро их отучает от этого. Начинать нужно со взрослых.

Если насилие происходит между взрослыми в семье, то это не исправить, отправив ребенка к психологу. Должна идти вся семья, так как поведение детей зачастую является лишь симптомом. Озлобленный выгоревший учитель не сможет научить детей тому, чего не знает и не понимает сам. Сейчас в школах стали вводить должность психолога, но руководство часто не понимает, что с ними делать, и они завалены ненужным перекладыванием бумажек. И как правило в школах всего один психолог на сотни детей. 

Это большие общественные проблемы, которые не решить быстро. Поэтому каждый должен начать с себя.

Как начать с себя?

  • Задумайтесь, а не проявляете ли вы сами насилие к кому-то в вашем окружении?
  • Как вы реагируете, когда в вашем окружении кто-то зло шутит над кем-то или унижает кого-то? Молчите, присоединяетесь к насмешкам или вступаетесь за жертву?
  • Есть ли у вас мнения о других людях, основанные на стереотипах, будь то люди другого пола, национальности, веры?
  • Вы судите кого-то только по принадлежности к какой-то группе? Задумываетесь ли вы, откуда у вас появились эти мнения?
  • Часто ли вы думаете или говорите вещи вроде «Да они все такие» или «Он(а) сам(а) виноват(а)?».
  • Повышаете ли вы голос на детей или людей, у кого меньше власти и силы, чем у вас? Если да, то какие оправдания находите этим поступкам?

Такие вещи сложно признавать. Но реальность такова, что мы все этому подвержены. Да, ответы на эти вопросы могут вызывать вину и стыд. И это вызывает в нас бессознательное желание переложить эти чувства на другого, «спроецировать», защититься, проявить агрессию. Легко обвинять других в буллинге и насилии, но сложно начать с себя.

Только научившись проявлять эмпатию и сострадание к другим, мы можем изменить окружающую среду. И прежде чем думать, как исправлять общество, подумайте – как вы сами можете стать лучше, добрее, терпимее. Тогда наше общество станет более здоровым и безопасным.


Этот материал подготовлен при поддержке Internews Kazakhstan в рамках информационно-образовательной кампании против травли в школьной среде «Айналайын SOS». Еще больше полезных советов, практик и историй – на сайте Peremena.media

© 2020 Перемена.медиа

Копирование материалов разрешено только при наличии активной ссылки на Перемена.медиа

Developed by: Dima An

Designed by: Amal Tapalov