МнениеТОП!

Заглянуть в мозг педофила

29.07.20204 мин1289

Трагедия в Сатпаеве – от проблемы насилия над детьми больше отворачиваться нельзя! Поэтому мы получили пять важных ответов от психолога на самые больные вопросы, которые волновали общество в эти дни. 

Это следствие болезни или нездоровых устоев общества? Как ребенку не стать мишенью насильника? Нужно ли лечить педофилов? На эти вопросы ответил Елдар Жургенов, специалист в области психотерапии, практической психологии, магистр в области интегрального психологического консультирования (California Institute of Integral Studies).

Елдар Жургенов

Практикующий психолог, психотерапевт (США)

Стаж более 12 лет. В Америке занимается психологической поддержкой бездомных, большинство из которых имеют серьезные психиатрические диагнозы. В Казахстане работал с детьми-сиротами и детьми без родительского попечения в программах «Ребенок должен жить в семье» и «Наставники».

1. Почему насильник выбирает жертвой именно ребенка?

Педофилов условно можно разделить на две категории. Первые – это патологические педофилы, люди с сексуальными нарушениями, которые получают сексуальное возбуждение только от детей. Вторые – насильники, которые по каким-то причинам не могут получить сексуальное удовлетворение другим, приемлемым способом. И вероятно, что “ситуативных” педофилов больше, чем патологических.

Почему же страдают дети? Надо помнить, что чаще всего за насилием стоит желание власти и выплеск агрессии. А так как дети слабее и беспомощнее перед взрослыми, то и удовлетворение насильник получает изрядное. Большинство случаев насилия над детьми, насколько я знаю, совершают в общем-то “обычные” люди. Часто в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. 

И надо обязательно помнить о так называемой “культуре насилия” в нашем патриархальном обществе. Когда мужская сексуальная агрессия всячески поощряется, а невозможность контролировать свои сексуальные позывы считается нормой. Об этом много сказано в контексте насилия над женщинами, но все это относится и к педофилии. Это взаимосвязанные проблемы, где страдают самые уязвимые.

2. Почему педофил вообще совершает сексуальное насилие над ребенком?

Это до конца не известно. Здесь могут сочетаться как биологические, так и социальные факторы. Например, пережитое им самим насилие.

Вообще говорить о природе таких вещей – штука скользкая. Потому что не существует научных методов, позволяющих точно сказать, почему люди совершают те или иные поступки. Конечно, проводится много нейропсихологических исследований педофилов, но однозначные выводы из них сделать невозможно. 

Можно отметить лишь несколько деталей. Например, отдельные исследования показали, что у таких людей обнаружены нейроанатомические особенности, которые характерны для спектра обсессивно-компульсивных расстройств (ОКР), а также нарушения в когнитивной стадии сексуального возбуждения.

Говоря простыми словами, мы предполагаем, что педофилы попросту не в состоянии контролировать свои сексуальные и агрессивные позывы. Вероятно, что у них нарушены области нервной системы, которые отвечают за эмоциональные рефлексы и реакции на эмоциональные стимулы.

Такие же изменения, кстати, находили и у людей с антисоциальными расстройствами. То есть они попросту не способны ограничивать свои базовые позывы и агрессию. Это психосексуальный инфантилизм. 

Разумеется, я тут очень сильно упрощаю, и нейрофизиологи и нейропсихологи найдут много неточностей. Однако есть исследования, показывающие, что у насильников часто выявляются когнитивные нарушения и дефицит в исполнительных функциях, в частности в подавлении нежелательных действий. Это снова подтверждает идею о банальной неспособности контролировать свои импульсы. 

Кстати, мне неизвестны исследования, которые свидетельствуют о каких-либо значимых различиях между теми, кто совершает сексуальные преступления против несовершеннолетних и против взрослых людей. То есть природа педофилов и “обычных” насильников может быть схожа.

А теперь поговорим о социальных факторах

Опять же невозможно сказать однозначно, но часто педофилия вызывается ранними психологическими травмами, насилием (как физическим, так и эмоциональным). То есть преступник скорее всего сам был подвержен насилию в детстве. Также было обнаружено, что родители педофилов чаще обладали психическими расстройствами. Но скорее всего фактор воспитания в нездоровых условиях здесь важнее, чем генетический. Поэтому наши социальные службы должны четко работать над профилактикой насилия в семьях. Защищая ребенка от агрессивных взрослых, мы снижаем риск того, что он в будущем сам станет насильником.

3. Что делать родителям, чей ребенок пострадал от насилия?

Ребенку на всех стадиях уголовного процесса и длительное время после него понадобится помощь психолога.

Поэтому нужно сразу обратиться к компетентному специалисту. Это неоспоримо. Такие травмы оставляют шрамы на всю жизнь, и чем раньше начать терапию, тем проще будет ребенку залечить эти раны. Пострадавшего ребенка нужно любить, принимать, заботиться с удвоенной силой. Не обвинять, не ругать, не делать виновным в происшедшем. Слушать, доверять, разговаривать.

Очень часто дети молчат о насилии из-за стыда и страха, что их накажут. И опыт показывает, что их опасения не напрасны. Во многих случаях насильниками являются близкие родственники и друзья семьи, и детям просто не верят. Поэтому если ребенок говорит вам об этом – надо исходить из презумпции его правды.

И очень важно, чтобы родители жертв тоже обратились к специалисту, потому что это травма и для них. Нельзя допустить травлю и нездоровое внимание к семье. К сожалению, в эпоху соцсетей этого очень сложно избежать, а СМИ делают только хуже, публикуя все подробности и данные детей, усугубляя вред.

4. Как снизить риск того, что ребенок станет мишенью педофила?

Есть четыре основных принципа в воспитании, которые снизят опасность для детей.

Личные границы

С раннего детства надо объяснять ребенку, что такое личные границы. Как их определять и защищать. Личные границы – это то, как можно и нельзя обращаться с ребенком. Надо учить, что тело ребенка принадлежит только ему, и никто (включая родителей) не имеет права прикасаться или распоряжаться им без позволения. Уважать эти границы самим.

“Нет значит нет”

Надо учить ребенка говорить "нет" и уважать его отказ самим. Например, в нашем обществе принято пренебрегать этим. Кто из нас в детстве не был вынужден терпеть поцелуи и объятия мало знакомых дядь и теть? Когда нас стыдили и говорили: “А ну поцелуй бабушку!”. Не говоря уже о таких, мягко говоря, неоднозначных обычаях как “Әпшу берші”. Разумеется, такому ребенку потом практически невозможно сказать "нет" взрослому дяде. Дети – не игрушки, не объекты, это люди. А профилактика насилия начинается с того, чтобы самим это помнить и учить этому детей. Ребенок должен иметь возможность сказать “нет”, доверять своему мнению, не обнимать дядю, если не хочется.

Полное доверие

Очень важно верить детям. Никогда не использовать доверие ребенка для наказания. Важно, чтобы ребенок мог рассказывать вам всё, не боясь осуждения. Всегда обращайте внимание на его чувства, не отмахивайтесь от них.

Половое просвещение

Я знаю многих родителей, которые уверены, что если рассказать детям о половых органах и сексе, то это их растлит и развратит. Это очень опасное заблуждение. Все исследования и международный опыт показывают, что сексуальное образование резко снижает подростковые беременности и повышает порог первого сексуального опыта. Запретный плод сладок, а дети любопытны, и первые вопросы появляются очень рано. От кого лучше узнать информацию – от родителей и учителей или непонятных старшаков во дворе и интернете?

Вспомните себя в детстве. Когда вы в первый раз исследовали свои половые органы? Когда впервые узнали о сексе? Когда у вас появились первые странные непонятные чувства? Когда была первая поллюция у мальчиков? Дети узнают о сексе очень и очень рано, и иллюзии, что можно подождать до 18 лет, не просто неверны, а вредны. Для каждого возраста есть свои аспекты полового просвещения. Маленькие дети уже должны знать о своем теле, различать здоровое и нездоровое проявление чувств к себе.

4. Нужно ли лечить педофилов?

Это очень острый вопрос. Мы пока не знаем, как это правильно делать, но однозначно, что помимо наказания преступников, должна быть какая-то масштабная комплексная программа для них.

Люди по понятным причинам чувствуют ярость и агрессию, когда слышат о насилии над детьми. Это ужасные преступления, хуже представить сложно. Часто звучат призывы о кастрации, казнях, пытках. Но решит ли это проблему?

В то же время у нас мало научных исследований о возможности терапии патологического влечения к несовершеннолетним. Ведь какой человек открыто признает, что его сексуально возбуждают дети, даже если он понимает всю неправильность этого и не собирается поддаваться этим позывам? Соответственно и рассуждать о причинах таких расстройств с научной точки зрения практически невозможно. 

Я слышал о программах реабилитации католических священников (как известно, в католической церкви насилие над детьми – больная тема), и о программах работы с насильниками вообще. В случаях, когда сексуальных патологий нет, то терапия и реабилитация тут такая же, как и в любых других случаях насилия. Она будет зависеть от конкретной личности человека, совершившего преступление. Что его на это натолкнуло? Способен ли он понять, насколько ужасно его деяние? Способен ли он на раскаяние?

Мне, как психологу, хочется верить, что любой человек способен на искупление и стремление стать лучше. Практика, к сожалению, не так радужна.

Современная исправительная система почти во всех странах страдает перекосом в наказание, а не на реабилитацию. Поэтому мы очень мало знаем о том, как помочь человеку исправиться. Считается, например, что антисоциальное расстройство личности неизлечимо. А действительно ли это так, или мы просто еще не умеем его лечить? Сейчас для педофилов и насильников часто используется химическая кастрация и жесткий контроль их передвижений, а также различные способы принудительной когнитивно-поведенческой терапии. Но проблема с психотерапией в том, что невозможно изменить человека, если он сам этого не захочет. Только через осознание своих ошибок и желание их искупить, мы можем стать лучше. 

В 2005 году в Германии была запущена программа, направленная на людей, страдающих педофилией и ещё не совершивших преступление, где они могли получить помощь бесплатно. То есть она нацелена не на лечение осуждённых за преступление, а на тех, кто ещё ничего не сделал противозаконного, но может совершить это в будущем. В рамках программы педофилов учили как увеличить самоконтроль над своими сексуальными побуждениями, а также как принять свою сексуальность – помогая осознать, что ни один человек не ответственен за свои сексуальные чувства, но каждый ответственен за своё поведение. Насколько я знаю, у этой программы были обнадеживающие результаты. Что еще раз подтверждает важность профилактики и психологической работы с людьми в принципе. Гораздо проще и эффективнее предотвратить трагедию, чем исправлять ее последствия. 

© 2020 Перемена.медиа

Копирование материалов разрешено только при наличии активной ссылки на Перемена.медиа

Developed by: Dima An

Designed by: Amal Tapalov