МнениеТОП!

Первый мучитель

12.12.20205 мин7550

Как я поняла, что моего сына травил учитель.

Асель Тулегенова

журналист, блогер

Я впервые публикую историю школьной травли своего сына. Потому что понимаю, что на моем месте может оказаться любой родитель. Ваш ребенок становится жертвой буллинга, но школа вам внушает, что он сам виноват. А вам придется верить, потому что ваш учитель носит «белое пальто» и звание «Учитель года». 

…В этот день я наконец-то поставила точку в многолетней травле моего сына Ильи. Посреди 3-й четверти пятого класса я забрала документы из его школы. Вырвала из места, которое превратило его жизнь в ад. И мы оба были счастливы. Именно тогда, возможно впервые в жизни, я четко услышала своего ребенка, поняла его желание и согласилась сделать не так, как удобно мне, а так, как будет лучше ему.

Вырваться из школьного ада

«Да я специально себя так ужасно веду, чтобы меня исключили из школы! Чтобы я больше не видел вас, идиотов!» - кричал Илья учителю истории. Узнав об этом, я пришла к директору школы забрать документы сына и наконец-то спокойно выдохнуть.

«Мы будем разбираться с ситуацией в вашем классе, я все решу!», - директор снова повторяла одно и то же обещание. Хотя за эту неделю я приходила в школу уже не в первый раз. А я больше не хотела разборок…

Первый звоночек 

Отправляя Илью в 1-й класс, мы не питали напрасных надежд, не ждали выдающихся успехов в учебе. У мальчика СДВГ – настоящая гиперактивность, которую лечат таблетками, про которую пишут научные статьи. «Очень умный, но какой подвижный и неусидчивый!» - педагог гимназии, которая проводила набор первоклашек, подметила самую суть. Психолог, к которому мы обратились летом накануне школы, давала четкую рекомендацию: «ищите учителя, который любит детей и свою работу, иначе мальчику будет сложно». Но мы не нашли такого педагога, за что до сих пор себя упрекаю …

Впрочем, в первое время учебы мне казалось, что удача на нашей стороне: учитель из поколения 30-летних – не слишком молодая, чтобы не иметь опыта, не слишком возрастная, чтобы не иметь ресурсов нервной системы… К тому же сама мама такого же первоклассника, который сначала учился в параллельном классе, но скоро почему-то оказался в нашем.

Не прошло и недели, как я почувствовала повышенное «внимание» к своему ребенку со стороны учителя: почти каждый день, выводя первоклашек после занятий на крыльцо школы, Лина Юрьевна отводила меня в сторону. «Он балуется», «он отвлекается», «он встает из-за парты», «он выкрикивает, не подняв руки» и еще много таких «он…» «он…» «он…»…

К жалобам учителя я относилась с пониманием: трудно справляться с гиперактивными, когда их 30 человек в классе. И методично воспитывала сына: сиди ровно, молчи, пиши чисто, читай четко… Мне казалось, нужно еще немного времени, и учитель привыкнет к ребенку, а ребенок привыкнет к учебе… Но шли месяцы. Сын, который был таким любознательным и активным, отлынивал от учебы. Жалобы учителя лились нескончаемым потоком.

- Вы его вообще за что-нибудь хвалите? – не выдержала я однажды.

- А за что его хвалить?! – возмущенно ответила мне учитель. – ОН НЕ ВЫПОЛНЯЕТ МОИ КОМАНДЫ.

Это был первый раз, когда я усомнилась в педагогических способностях своего визави.

«А вы не пробовали бить его ремнем? Я своего порю!», - это признание учителя усилило мои сомнения…

Заканчивалась четвертая четверть первого класса.

Второй год ада

На старте второго класса я продолжала тешить себя надеждами: за год вроде должны были притереться оба – и учитель, и ученик. В первые же дни сентября сын перепутал домашку по математике и сделал примеры из конца учебника – сам выполнил сложение и вычитание трехзначных чисел, хотя по программе едва начали работать с двузначными. Увидев «ошибку» сына, я была преисполнена гордостью и восторгом: пусть, думаю, отнесет тетрадку учителю, та увидит и поймет, с какой светлой головой имеет дело. В обед забрала ребенка в слезах: работа в тетради была перечеркнута жирным красным крестом, а в дневнике красовалась двойка.

Однажды сын спросил:

- Мама, а за что ты меня любишь?

- Как за что? Ты умный, добрый, красивый, веселый, просто замечательный…

- Нет, мама, ты ошибаешься. Я мальчик так себе… Так Лина Юрьевна сказала… И весь класс меня не любит – я им мешаю…

- Тебе надо научиться себя вести, тебе нужно аккуратно писать в тетрадке и внимательно слушать уроки, тебе не надо бегать на переменках, тебе надо слушаться… - я не замечала, что просто повторяю слова учительницы.

Я не понимала, что в этот момент предаю своего ребенка, встав на сторону взрослой тетки, у которой не хватило ни профессионализма, ни человеческой сердечности, которая боролась с моим ребенком во имя собственного комфорта – до его интересов ей не было дело…

Обстановка в классе была нездоровой – драки, скандалы, я часто становилась свидетелем неприятных сцен, но дальше беседы с учителем идти не решалась. Мне казалось, он должен сам выстроить отношения и с учителем, и с классом. Я лишь давала «умные» советы: «будь выше», «будь умнее». Еще бегала на прием к психологам, которые открытым текстом говорили мне: «вы имеете дело с травлей в классе». А я словно говорила на другом языке: «нет-нет, он просто не умеет поставить себя в обществе»…

Илья тем временем скатился на двойки и тройки.

Каждый день, садясь в машину, сын как мантру повторял: «Ненавижу школу, ненавижу их всех...». Но без толку – мама его не слышала.

Неудобный ученик

Мое пробуждение было медленным, мучительным и запоздалым…

Мне позвонила мама новенькой девочки и, извиняясь, что лезет не в свое дело, сказала:

- Дочь рассказывает мне про жизнь класса. Говорит, что самый плохой мальчик у них – Илья. Чем он плох, она не понимает, признается, что так сказала учительница. Говорит, на уроках она повторяет: перейдете в среднее звено, Илью будут бить! Асель, я слушаю ее рассказы и понимаю, что Лина Юрьевна его просто травит…

- Да, знаю. – я выдавливала из себя слова, как первую порцию рвоты, и они зловонной жижей растекались, заполняя все пространство вокруг меня. – Он с самого начала попал в опалу – он ей мешает… Но я не хочу переводить его в другую школу. МНЕ УДОБНО возить его именно в эту гимназию. Я УЖЕ ПРИВЫКЛА к этому классу. У МЕНЯ ХОРОШИЕ ОТНОШЕНИЯ с родительским комитетом. Остался всего один год – скоро мы перейдем в пятый класс, и она исчезнет из нашей жизни как неприятный эпизод…

Может быть впервые я открыла крышку своего подсознания и выпустила наружу истинные причины своего смирения. Я впустила эту ситуацию в жизнь собственного сына, потому что мне так было УДОБНО. Удобно возить, удобно оставлять, удобно забирать его из пыточной, где на протяжении стольких лет моего мальчишку морально насиловали и издевались… 

Это малодушное предательство своего ребенка, пожалуй, мой главный грех, который мне никогда и ничем не искупить…

Травля перешла в другой класс

Четыре года пролетели, и мы перешли в пятый класс. Я думала, что вздохну свободно: мучительница осталась в прошлом. В первую же неделю учебы начали сбываться «пророчества» первой учительницы: в коридоре случилась потасовка, Илью повалил на пол и начал пинать ногами одноклассник. По странному стечению обстоятельств – сын Лины Юрьевны.

- Что ты себе позволяешь? – после уроков я вызвала на разговор и бывшую учительницу, которая теперь была в статусе равноправного родителя, и ее сына.

- Он меня раздражает, - отвечал подросток, исподлобья поглядывая на мать.

- В следующий раз будем общаться с вами обоими в кабинете директора, - я с трудом сдерживала эмоции.

Меня переполняла злость на саму себя. Потому что теперь я отчетливо понимала: отчаянно размахивая кулаками, ты, Асель, проиграла эту драку давным-давно, четыре года назад, в первой четверти первого класса.

Все ненавидели Илью

Новый классный руководитель на первом же собрании попросила меня задержаться:

- Моральная обстановка в классе просто ужасающая, дети разделены на группировки, готовы вцепиться в глотку друг другу, их объединяет одно – агрессия против Ильи. Я пытаюсь навести в классе порядок, но ничего не могу обещать. Вы должны понимать, что в отношении вашего ребенка ведется жестокий буллинг, это продолжается не первый год…

Я плакала. Все, чему я лучше всего научилась за эти годы – плакать в подушку, плакать в кабинете психолога, плакать, рассматривая фотографии сына и пытаясь найти ответ, чем он так не угодил всем им и ЕЙ в частности… Предел всему наступил в марте 2019 года. Так бывает, когда сжатый газ срывает резьбу запертого котла, и кипящая лава вырывается наружу.

Кибер-козел отпущения

Сначала кто-то из одноклассников залез в мои соцсети, нашел детское видео танцующего Ильи и стал пересылать его в школьном чате, сопроводив оскорбительными комментариями. «Подожди, мы еще выложим тебя ВКонтакте, вот тогда по-настоящему посмеемся!».

Остановить бесчинство удалось только вмешательством директора школы. Следом, буквально на следующий день случился скандал с учителем-предметником, и козлом отпущения попытались сделать Илью, мол, мы получаем двойки за СОРы и СОЧи, потому что он мешает нам учиться… Опять кабинет директора, письмо, разборки, торжество справедливости… В конце недели позвонила мама одноклассника: «Асель, я прочитала сообщения в телефоне своего сына. Дети создали чат «Против Ильи», призывают всех к бойкоту, устроили голосование против твоего сына». По скрину сообщений быстро нашли авторов «идеи» - двух девочек-отличниц

Я обратилась к мамам обеих. Мама одной была в шоке от услышанного: «Я с ней серьезно поговорю, бессовестная, как она могла пойти на такое…». Реакция второй мамы была прямо противоположной: «Правильно сделала! Так ему и надо! Он всех достал! Он неадекватный! На уроке истории он кричал: «Да я специально себя так ужасно веду, чтобы меня исключили из школы! Чтобы я больше не видел вас, идиотов!».

Большая перемена

…Я снова и снова перечитывала сообщение той мамы одноклассницы в WhatsApp. Ночь близилась к концу, небо светлело. Светлело и мое сознание. Впервые я поняла своего ребенка. С трудом дождавшись утра, я ехала в школу, чтобы забрать документы своего сына. Чтобы больше никогда он не вернулся туда, где ему причинили столько боли…

Прошло почти два года. Илья учится в другой школе, в другом классе, у него нормальные отношения с одноклассниками, но учебу он ненавидит… Я часто спрашиваю себя, правильно ли поступила, что не добилась реванша с учительницей. И до сих пор не нашла ответа на этот вопрос. Но я написала свою историю, чтобы вы понимали: нельзя стоять и смотреть, как вашего ребенка ломает учитель, чтобы он вписался в удобные ему рамки. Да, ваш ребенок – любит поскакать, поорать, грязно пишет и выплевывает овощи. Но он – беззащитный ребенок, и не заслуживает травли ни при каких обстоятельствах. 


Этот материал подготовлен при поддержке Internews Kazakhstan в рамках информационно-образовательной кампании против травли в школьной среде «Айналайын SOS». Еще больше полезных советов, практик и историй – на сайте Peremena.media

© 2020 Перемена.медиа

Копирование материалов разрешено только при наличии активной ссылки на Перемена.медиа

Developed by: Dima An

Designed by: Amal Tapalov