Опыт

Колоть или не колоть. Мочить или не мочить

20.01.225 мин141

Три истории, которые помогут решиться на вакцинацию подросткам, кормящим и беременным.

По всей стране третий месяц идет кампания по вакцинации Pfizer подростков, беременных и кормящих матерей. Но вакцина, которую так ждали в Казахстане, не вызвала большого притока в пункты вакцинации тех, кому она предназначалась.

Наши герои мама подростка и кормящая мама честно рассказали, почему решились на вакцинацию от ковида, а ученый-вирусолог – как отбросить страхи и домыслы, когда вы ведете подростка в прививочный кабинет.

Дия Батенова

Дия Батенова

редактор Peremena.media

Моя история похожа на психологический триллер

«Собирайтесь, мы вас забираем» – это точно не те слова, которые хочется слышать на 26-ой неделе беременности. До сих пор помню, как неуверенно пыталась спорить с врачом в скафандре. Вы наверное ошиблись, это же простой фарингит. Но у меня перед глазами был «положительный» ПЦР-тест. Да и пульсоксиметр буквально кричал: «Сатурация низкая! Ребенку может не хватать кислорода!» И я сдалась. 

Следующую неделю я провела в алматинской инфекционной больнице имени Жекеновой. Для беременных была отдельная реанимационная палата. Нас осматривали каждые несколько часов около десяти врачей. Терапевты, пульмонологи, инфекционисты, гинекологи, врачи УЗД. Кололи какие-то антибиотики, гормональные, антикоагулянты, четыре раза в сутки брали анализы. В туалет можно было ходить только под присмотром санитара, потому что без кислородной маски сразу начинала кружиться голова. А еще надо было постоянно считать шевеления плода и как-то умудряться полулежать животом вниз. И это не считая остальных прелестей беременности на большом сроке.

Но у моей истории хэппи энд. 

Всего четыре дня в реанимации, всего неделя в больнице, всего лишь убитая нервная система. Но самое главное – в июне у меня родилась здоровая дочь. Сейчас моей Саре семь месяцев. Хотя чувство тревоги за нее не отпускает. Понимаете, до беременности я никогда не лежала в больнице, не болела ничем серьезнее простуды. А этот ковид выбил почву из-под моих ног и показал ужасный мир инфекционных заболеваний. 

Когда кормящим женщинам разрешили вакцинироваться, я была одной из первых, кто побежала в поликлинику. Мне казалось, что сейчас там будут толпы подростков, беременных и молодых мам. Но в реальности человек семь, может восемь. К счастью, когда пришла очередь получить второй компонент, в поликлинике было намного больше людей. И это очень обнадеживает. Потому что моя дочь и другие дети заслуживают того, чтобы жить в мире без локдаунов и теорий заговоров.

Наш педиатр часто называет вакцинацию (любую) бронежилетом. Он не поможет увернуться от пуль инфекции, но почти наверняка спасет вас от смерти. А один знакомый популяризатор науки сравнивает вакцинацию с коконом, который защищает и вас, и тех, кто находится рядом. Эта идея нравится мне больше. Я не хочу болеть, не хочу лежать в больнице. Я хочу создать безопасный кокон вокруг Сары. Насколько это возможно.

Майя Акишева

Майя Акишева

независимый редактор

Меня не надо было уговаривать вакцинироваться

Мы вышли с мужем в ресторан впервые за три недели. Наш младший ребенок попала в больницу, потом я сидела с ней дома, – мои вылазки наружу ограничились детской площадкой и лесом. Мы шли по вечерней улице, в приветливо освещенных ресторанах сидели люди. Я поймала себя на мысли, что это выглядит почти нормально, если забыть, что на нас с мужем медицинские маски, и что они надеты на окружающих. Мы выглядим почти нормально, когда снимаем маски за столиком ресторана, но почему мы внутренне ежимся на долю секунды, когда кто-то садится за соседний столик? 

Невозможно не окинуть вновь севших за стол взглядом и не подумать: а что если они инфицированы коронавирусом? Что, если эти милые улыбающиеся люди не привиты, и позавчера были в контакте? Что, если кто-то из нас сейчас подхватит вирус и передаст трехлетней дочери, для которой нет вакцины? Это ненормальные мысли, рождённые ненормальной ситуацией. Быть подозрительной, носить маску, следовать ограничениям, конечно, напрягает. Потому что это было в новинку в первый год, привычно во второй, а сейчас, когда мы подходим к третьему году пандемии, вся эта новая (не)нормальность попросту бесит. Когда это кончится?

Я читаю новости: в трех европейских странах снова зашла речь о локдауне. Среди них Австрия, в которой уровень вакцинации составляет рекордно низкие для Западной Европы 65%. Эти три страны (Австрия, Нидерланды, Германия) переживают всплеск в количестве случаев заболевания, а также рост смертей от COVID-19. В то же время, в Испании и Португалии, где уровень вакцинации выше 80%, всплеска не наблюдается. Мы видим взаимосвязь между количеством вакцинированных и поведением COVID-19. 

К сожалению, правда жизни в том, что даже 80-90% сознательности в одной стране не спасут ее от роста количества зараженных, пока в мире есть страны-диссиденты (простите мне это грубое обобщение) и открытые границы с этими странами. Мы живем не в вакууме. Нам как биологическому виду нравится друг с другом соприкасаться, ездить в гости и сидеть за соседними столиками в кафе. Даже самый суровый локдаун не решит проблему, только отсрочит, если не создать коллективный иммунитет. К сожалению, это тот случай, когда право на свободу мнения стоит человечеству необязательных смертей, долгих лет ограничений и подозрительности друг к другу.

Моя младшая дочь попала в больницу с крупом. Раньше я только читала об этой болезни у русских классиков. Анализы показали, что круп вызван вирусом RSV – одним из видов гриппа, которые могут протекать легко, а могут не очень. У Селин вирус не дошел до легких, но привел к воспалению и сужению дыхательных путей. Так бывает у детей до 5 лет. Первые двое суток ей почти непрерывно давали кислород через маску. Мы с мужем по очереди следили за сатурацией крови кислородом. И я знаю, что без маски она падала до 86, тогда как нижнее пороговое значение нормы – 90.

Таким образом жизнь показала мне, что такое – следить за сатурацией, и как быстро у человека может развиться дыхательная недостаточность. Примерно то, о чем мы слышали последние два года, только в лайтовой версии, без интубации и с выпиской через неделю. Я верю в науку, гуманизм и здравый смысл. Меня не надо было уговаривать вакцинироваться. Как только в Турции появилась вакцина для моей возрастной группы, я тут же привилась. И, тем не менее, наблюдать, как лечат дыхательные заболевания в больнице, стало для меня весьма неожиданной и убедительной демонстрацией. Я лишний раз поняла, что не хочу экспериментировать, перенесу ли я или кто-то из близких «корону» легко, или случится осечка, попадание в несчастливый статистический процент.

В Турции могут вакцинироваться дети с 12 лет. Здесь, среди прочего, доступен Pfizer, которым привились мы с мужем. Мы не обсуждали, надо ли вакцинироваться моему 16-летнему сыну, потому что ни у него, ни у нас не было сомнений в том, что это правильное решение. Сын, наконец, в этом году пошел в школу (мне кажется, нам еще предстоит понять масштаб влияния на психику детей годичного заточения в комнатах перед компьютерами). Мне хочется, чтобы он спокойно общался со сверстниками и учителями, хочется брать его с собой на концерты, летать с ним в другие страны, не сдавая ПЦР. Мне хочется иметь какую-то гарантию, что он не заразит коронавирусом младшую сестру или бабушку с аутоиммунным состоянием, когда та приедет погостить.

Мне хочется, чтобы в жизнь как можно скорее вернулось ощущение нормальности. Меня бесит пандемия. И я не вижу другого (гуманного) способа ее пережить, кроме как вакцинироваться. Вот, собственно, все.

Асель Мусабекова

Асель Мусабекова

ученый, научный популяризатор, доктор PhD в области молекулярной биологии и вирусологии университета Страсбурга.

Почему не нужно делать из вакцины монстра?

В Казахстане подросткам от 12 лет, беременным и кормящим можно привиться от коронавируса вакциной Пфайзер. И я бы хотела, чтобы вы видели в этом именно возможность выбора раньше выбора не было, сейчас он есть, никто никого не заставляет.

Хочу затронуть тему вакцинации подростков. Чтобы вакцинация прошла спокойно и максимально безопасно, мы врачи, родители, медсестры, учителя, просто взрослые можем сделать очень многое:

- врачи показать инструкцию, подробно опросить, напомнить о противопоказаниях, предупредить о возможных побочках;

- медсестры если нужно, повторить то же самое, сделать укол под правильным углом в правильную мышцу;

- все остальные быть максимально информированными, чтобы спокойно найти ответ на любой вопрос.

Когда мы говорим о вакцинации подростков, очень важно их психоэмоциональное состояние. Очень редко (примерно 5:100 000) случаются обмороки из-за стресса во время вакцинации. И вакцина сама ни при чем, это реакция на укол и на обстановку вокруг. Похожие случаи, к примеру, могут быть и в очереди на анализы из вены во время медосмотра.

Что влияет на состояние ребенка?

Паника. Ее достаточно, зайдите в комментарии к любому посту про вакцины. 

Путаница. Не знаю почему, но опять откуда-то взялась «аллергия на яйца». Причем тут яйца и Пфайзер не знаю. 

Насмешки и даже буллинг. В Англии, к примеру, были случаи буллинга как из-за решения прививаться, так и из-за отказа.

Очередь и стрессовая обстановка. Боязнь уколов.

Что предложить подростку?

  • Предложить попить водички или сладкий перекус перед прививкой. Проверьте, что подросток не пришел на пустой желудок.
  • Вакцинация сидя или даже лежа.
  • Заметили беспокойство улыбнитесь, успокойте, отвлеките, подышите вместе, проветрите кабинет.
  • Первые 30 минут сидеть у кабинета. Большинство редких реакций происходит в первые 15 минут.

 

Мочить или не мочить

А теперь представьте, как медсестра, и врач, и мама с папой, и апайка в автобусе машинально по привычке строгим голосом говорит: «Всё, теперь три дня не мочить, не гулять, никакого спорта».

Что происходит в голове у подростка?

Подростки много потеют, много переживают из-за внешнего вида, им крайне важна социализация от одного только «не мочить» (то есть не принимать душ три дня)  у них уже куча вопросов. «Что же там такого, что даже мочить нельзя?».

Почему этот миф до сих пор существует? Незнание, перестраховка, просто по привычке из советских учебников 40-летней давности. Размер иглы, состав вакцин менялся, а привычка запугивать без причины осталась и до сих пор причиняет вред.

© 2020 Перемена.медиа

Копирование материалов разрешено только при наличии активной ссылки на Перемена.медиа

Developed by: Dima An

Designed by: Amal Tapalov